Нас трое – я, ты и болезнь
Мельник Наталья Юрьевна
Опубликовано: 24.10.2016 в категорию "Статьи" : Психология

В кабинете молодой мужчина М., 37 лет, говорит о том, что «только что мне сообщили о моем диагнозе».

«А теперь что мне делать?» - в профессиональной деятельности психотерапевта часто звучит такой вопрос и многие клиенты оказываются на приеме именно потому, что хотят обсудить проблему своего здоровья, а именно внезапных и неутешительных медицинских диагнозов.

Современное функционирование медицинского учреждения оснащено многим для помощи пациентам, но эмоциональная сторона переживания своего нездоровья остается за кадром, усугубляясь тем, что близкие, которые узнают о болезни (друзья, семья, коллеги) также оказываются в эмоциональном хаосе, нуждаются в разговоре и поддержке.

Обычным и распространенным запросом клиентов, которые узнают о неизлечимой болезни, это – «помогите справится с моими ощущениями, я хочу как можно дольше чувствовать себя нужным, нормальным» .

Столкновение с реальностью в виде тяжелого медицинского диагноза – это своего рода травматическое событие, человек вдруг узнает, что его жизнь может вскоре закончиться или, что он никогда не будет жить теперь как прежде.

Первоначальная реакция на болезнь – шоковая, часто это состояние описывается людьми как «отсутствие чувств». М. так рассказывает о том дне, когда у него был диагностирован рак: «было похоже, что мир внезапно остановился, все, что я слышал – это мое собственное дыхание и стук моего сердца. Я полностью онемел, и я не мог думать ни о чём, но где–то глубоко внутри, я все же понял, что, моя жизнь никогда не будет теперь той же, что и раньше». Шок может длиться минуту, часы, дни, но может продолжаться и дольше. Во время шока люди часто закрыты для получения дополнительной информации о диагнозе, и только чуткое отношение к ним и терпение, которое может проявить психотерапевт, способны повлиять на то, как человек будет с этим справляться.

Принятие человеком того, что жизнь в связи с каким-либо серьезным медицинским диагнозом изменится, является первым шагом в работе. Часто после стадии шока наступает паника. Вот как как описывает свои чувства еще один клиент, узнавший о том, что у него больное сердце, назовем его К.: «После того, как несколько дней я провел в состоянии «замороженности», я как бы вошел в режим паники. Как могло это произойти? Я хотел как можно быстрее вылечиться и начал давить на своего кардиолога, нервничая, почему операцию нельзя провести завтра».

Очень часто в этом периоде люди прибегают с непроверенным альтернативным способам лечения, принимают абсурдные решения. Все это происходит потому, что рациональные механизмы психики еще не начали работать, человек находится в очень сильных эмоциональных переживаниях, таких как тревога, страх, гнев. И здесь главное быть открытым для этих эмоций, проживание которых может дать возможность появлению открытости и трезвости во взгляде на происходящее, принять адекватные решения о лечении. Именно это состояние знаменует появление готовности сражаться с болезнью, то есть понимать ее, менять привычные способы жизни и это не значит, что исчезает страх или разочарование, но наряду с ними появляется или «обновляется» желание жить. М. описывает это так: «Я сидел и спрашивал себя: «Почему я?». А потом я встал и сказал: "Я буду бороться с этим зверем. На следующий день я сделал список тех, с кем мне нужно поговорить, что мне нужно, чтобы спланировать свое лечение».

Еще одно переживание, которое сопровождает человека в момент известия о тяжелой болезни, это печаль, грусть, тоска. Обычно они свидетельствуют о начале процесса признания того, что в их жизни происходят изменения. Для многих их диагноз это способ взглянуть на основные представления о жизни и переосмыслить их и в этот момент человек не должен быть один.